Сайт Василия Волги
Среда, 20.09.2017, 16:29
| RSS
 
Главная Закулисье.Книга2.Глава6.
Меню сайта

Глава 6.

Разгон парламента.

- У меня не то, чтобы нет желания рассказывать о разгоне парламента. Наверное, я уже так много об этом говорил во всех средствах массовой информации, участвовал во множестве дискуссий, что у меня уже появилось некое эмоциональное истощение. Вряд ли я смогу сказать сейчас нечто новое, что как-то еще раз убедит людей, покажет им всю беспринципность и незаконность действий Ющенко и Тимошенко. Я глубоко в подробностях этого процесса, и замечаю, что чем больше говорю о деталях, тем для людей, для страны это менее убедительно выглядит.

- Почему ты так думаешь?

- Потому что иезуиты из Секретариата президента, они тоже пошли путем обнародования деталей. А чем больше деталей выставляется на поверхность с обеих сторон, тем более запутанной кажется вся эта история. Нужно какие-то другие слова искать.

- Понимаю твое настроение. Но в данном случае имеет значение именно твое восприятие произошедших событий, твои акценты, твои оценки. Вначале давай очертим основную канву. Что происходило до того?..

- Без сомнения, была совершена ошибка Морозом. Может быть, самая главная его ошибка, когда он заговорил о возможном увеличении коалиции до трехсот человек.

Говоря о том, что было до того, до разгона парламента, стоит отметить следующее. Как только была создана Антикризисная коалиция, сформирован Кабинет министров Виктора Януковича, Кабмин, чего оранжевые совершенно не ожидали, начал очень эффективно работать по разбору завалов прошлой власти и залатыванию финансовых дыр в экономике Украины, именно в бюджетной сфере. Конечно, здесь огромнейшая заслуга Николая Яновича Азарова. Но самая главная заслуга, без сомнения самого Виктора Федоровича Януковича. Мало кто знает о том, что на одном из первых заседаний коалиционного правительства своим министрам он сказал буквально следующее: «Если узнаю, что кто-то из вас при убыточности министерства замочил где-то свой клюв, - разорву!» В результате: все министры восприняли эти слова таким образом – давайте мы сейчас поработаем на страну, позалатываем дырки в экономике, а потом уже будем думать о преференциях для себя. И Янукович, нужно ему отдать должное, очень системно и жестко за этим следил, не давая возможности воровать. А перестали воровать – все стало налаживаться. И когда первые успехи правительства Януковича стали налицо, депутаты из оппозиционных фракций начали понимать, что эта коалиция и это правительство пришли всерьез и надолго. Они поняли, что, если Янукович и коалиция сделают все то, что пообещали, три раза на протяжении года повысят пенсии и заработные платы – это будет окончательная победа, и тогда уже все разговоры о несостоятельности этой коалиции и этого Кабмина – это будет не более чем пустой треп. И это будет означать, что и следующий парламент, и следующий Президент, и следующий Премьер-министр будут от сил нынешней Антикризисной коалиции.

И тогда многие депутаты из оппозиционных фракций – поодиночке, тихонечко – стали заходить в кабинет к Александру Александровичу Морозу и говорить ему: «Я ваша навеки, сделайте, пожалуйста, так, чтобы об этом узнал Виктор Федорович Янукович». При этом они говорили, что, мол, вовсе необязательно, чтобы об этом стало широко известно, но, когда будут принимать те тли иные важные решения, мы будем голосовать так, как необходимо коалиции. Это была инициатива, еще раз подчеркну, депутатов из оппозиционных сил, из «Нашей Украины», из БЮТ. Потом, когда этих депутатов прибежало и поклялось в верности достаточное количество, тогда в голове одного из влиятельнейших людей из фракции социалистов рождается мысль, идея – мол, уважают сильных, нужно действовать более решительно. Он убеждает в этом и Александра Александровича: вы должны каждый день говорить о том, что у нас скоро будет триста голосов, и мы проведем изменения в Конституцию, и мы добьемся всего необходимого. Я был категорически против этого. Доходило до скандалов: так настойчиво я убеждал всех, что нельзя этого делать, ведь, Ющенко и Тимошенко только ищут повод для того, чтобы пойти на новые выборы и дестабилизировать ситуацию в стране. Я говори: «Кто потом будет разбираться – эти депутаты сами пришли к нам и попросились или мы их попросили, ведь крикуны из оранжевого лагеря, они станут кричать, что это мы дали им деньги».

На самом деле, никто никому денег не давал. Просто у тех депутатов из «Нашей Украины», из БЮТ, которые прибегали к Морозу, у них имеются свои бизнесы, которым очень нужны преференции.

- И они не могут ждать несколько лет.

- Совершенно верно. На самом деле, ссучились они.

Но в той сложившейся ситуации меня не послушались, и Александр Александрович каждый день стал говорить о том, что у нас будет триста депутатов, - если не сегодня, то завтра. Но, чему надо отдать должное, - Мороз опирался исключительно на конституционные процедуры. А Конституция говорит о том, что коалиция депутатских фракций формируется на основании Конституции и Регламента Верховной Рады. Регламент, в свою очередь, предусматривает, что к коалиции депутатских фракций могут присоединяться также и депутаты от оппозиции на персональной основе, не выходя из своих фракций. То есть увеличение коалиции – действие абсолютно законное. И, в общем-то, тогда у Мороза не возникало никаких опасений по этому поводу. На мои возражения он говорил: «Василий, это нормальная политическая борьба, мы действуем в рамках Конституции и законов Украины».

- И это Мороз, при всем его опыте и хитрости, даже не допускал варианта, что оппоненты смогут действовать так по-бандитски.

- Да. И в этом его ошибка. А стоило бы вспомнить 2004 год, когда оранжевые переступили через все – через Конституцию, через законы. У них это уже в крови, что приходить к власти можно только антиконституционным путем. Они, когда попадают в затруднительную ситуацию, сразу же вспоминают, «а что нам помогло в прошлый раз?» А в прошлый раз им помог майдан. Они в любой момент запросто выйдут за рамки законов. Но Мороз в это не верил. Да я и сам сомневался, что Ющенко пойдет по беспределу. И вот, когда депутаты-оппозиционеры стали присоединяться к коалиции, оранжевым крикунам удалось перевернуть все с ног на голову и сделать виноватыми не себя (кого же вы в списки брали?) – а коалицию. Якобы она покупала депутатов.

- Помню, где-то год назад в одной из европейских стран телевидение показало оперативную съемку: с депутатом парламента договариваются о возможной взятке. Это был грандиознейший скандал. Думаю, что, если бы у нас были факты покупки депутатов, оранжевые не преминули бы сделать тайную запись и показать ее по всем телеканалам.

- Совершенно верно. Помнишь, два-три года назад Тимошенко попала под запись. Она через помощника передавала сто тысяч долларов судье, который выносил решение по ее мужу. А тот не донес к судье… и появилась оперативная съемка. Ее потом показали почти все телеканалы. Тимошенко тогда ушла от ответственности, а помощник сел. И он сейчас тянет срок. А тут – хотя бы одна фиксация. Все обвинения огульные.

А дальше началась уже казуистика. Ющенко говорит: «Я гарант Конституции..» Он, кстати, не гарант Конституции, а гарант конституционных прав и свобод граждан. Он говорит: мол, я гарант Конституции, я считаю, что Конституция была нарушена. И издается указ…

Здесь имеет значение следующее. Есть Конституция, которую может прочитать любой гражданин страны. Девятнадцатая статья Конституции говорит о том, что Президент обязан действовать исключительно в рамках закона, в рамках Конституции. Исключительно в рамках. Здесь важно понять один очень существенный нюанс. Для простого гражданина Украины разрешено все, что не запрещено законом. Такова логика права. Для чиновника, для Президента, разрешено только то, что предусмотрено законом. Это принципиально. Это очень важно. Девяностая статья Конституции – это единственная статья, которая регламентирует, на каком основании Президент может распустить парламент. Их три. Первое. Когда тридцать дней парламент не собирается на заседания. Второе. За шестьдесят дней не сформирована коалиция депутатских фракций. Третье. За тридцать дней не подана кандидатура Премьер-министра. Все очень четко. Любой гражданин берет и читает. А все остальное… Кто-то из депутатов решил куда-то перейти. Так что же это – от воли одного депутата зависит существование парламента?

Но тогда до последнего никто не верил, что это может произойти. Даже в ту ночь, когда не закрывали сессию…

- А как ты узнал об указе?

- Мне позвонили из секретариата и сказали, что указ подписан. Сразу же вспомнился 2004 год. Но тогда были запущены механизмы извне, которые уже были неподвластны ни Ющенко, ни Морозу, ни Януковичу. А тут самостоятельно, по своей воле сидящий в кресле Президента перечеркивает Конституцию и закон страны. Но, когда это произошло, тогда стало понятно, что – да, действительно! – Ющенко политический преступник, и его судьба – это суд, тюрьма.

- Да он уедет с женой в Америку.

- Все может быть.

- Верховная Рада готовилась к силовому варианту?

- Вне сомнения. Потому что, если Ющенко пошел по беспределу, то ожидать можно было всего, что угодно. Разрабатывался план противодействия силовому варианту. Одна из составляющих этого плана – максимальная публичность. То есть когда мы узнавали, что Ющенко готовит захват Генеральной прокуратуры, МВД или еще чего-то, то эта информация сразу же давалась в прессу. И Ющенко вынужден был менять свои планы. На мне лежала эта обязанность. И как только что-то становилось известно, я сразу же сообщал об этом журналистам. А проводить силовой захват в прямом эфире…

Что было дальше – все знают, вся страна видела. Готовится и подается обращение в Конституционный суд на первый указ. Судьи в кулуарах говорят о неконституционности указа. Ющенко проводит рейдерскую атаку на Конституционный суд. Детали этой атаки известны.

- Когда разворачивались события вокруг Генеральной прокуратуры, где все было на грани пальбы, я видел по телевидению, что ты там был. Ты кому-то сказал: «Время рассудит».

- Это я сказал Гелетею.

- Что же на самом деле происходило тогда в Генеральной прокуратуре?

- Тогда, когда разгорелась вот эта история, был момент, когда в Украине действовало три Генеральных прокурора – Пискун, Шемчук и Медведько. Интересная была ситуация. Конституция требует: назначать и снимать Генерального прокурора Президент должен только по согласованию с парламентом. Ющенко в очередной раз на все наплевал и решил самостоятельно убрать Пискуна и Генпрокурором назначить Шемчука. Тогда Гелетей, только что назначенный начальник Службы государственной охраны, он со своими людьми, фактически, силой выводил Пискуна из его кабинета. И вот они ведут Пискуна, а навстречу им идут четыре депутата из Партии регионов. Те спрашивают: «Святослав Михайлович, что случилось?» «Да вот, - говорит, - куда-то ведут, кажется арестовали…» Народные депутаты силой освободили Пискуна. И с того момента начинается шизофрения. Гелетей дает команду, и человек пятьдесят из Службы госохраны, вооруженные пистолетами Макарова, занимают на третьем этаже несколько кабинетов и баррикадируются. Там садится Шемчук и начинает строчить уголовные дела на всех, на кого только можно. Когда депутаты, пребывающие в Верховной Раде, узнали, что происходит, ринулись в Генпрокуратуру защищать Святослава Пискуна. Когда они туда вошли, бойцы Гелетея стали их останавливать. Нельзя сказать, что они целенаправленно избивали народных депутатов, но когда народные депутаты пытались пройти в кабинет к Генеральному прокурору, они им препятствовали.

- Это же незаконно. Депутату по его статусу разрешен проход везде.

- Совершенно верно. Начинаются стычки. Одному депутату нос разбили, другому – пиджак порвали. И тут уже прошло обращение к МВД, к министру Цушко – обеспечить охрану народных депутатов. Вот тогда только вошел «Беркут». На обеспечение охраны народных депутатов. Причем, «Беркут» не вмешивался, не было стычек между «Беркутом» и Службой госохраны. А потом уже, в пик напряжения, депутаты за шкирку выбрасывали бойцов Гелетея.

- Эти бойцы, кстати, оказались подставными. Среди них есть очень достойные, профессиональные люди. Просто в той ситуации безмозглые руководители поставили их в нелепое положение.

- Конечно. Некоторые из них писали заявления об уходе прямо там, в Генпрокуратуре.

- Потом была еще и ночная эпопея.

- Ночью две попытки захвата сделала «Альфа». В местах возможного проникновения стояли четыре микроавтобуса с затемненными окнами, в которых сидели бойцы «Альфы» - в масках, при полном вооружении, в бронежилетах. И они периодически то подъезжали, то уезжали. Потом, все-таки, решили действовать. Было около трех часов ночи. События разворачивались в районе гаража. Метрах в пятидесяти они вышли со своих микроавтобусов. «Альфа» была готова к штурму.

- Что же ей помешало?

- Как раз в это время к зданию Генпрокуратуры подъехал скромненький автобус с надписью «Пресса». А в нем – иностранные журналисты. Они стали выходить. Иностранная речь. Масса телекамер. CNN стала готовиться к прямой трансляции.

- Василий, это явно твоя работа.

- Упустим, кто это сделал. Главное то, что, когда появилась иностранная пресса, «Альфа» ретировалась в одно мгновение.

Что тогда сделал Гелетей? Он дает команду, и его бойцы начинают перепрыгивать через забор. Их задача была – рассредоточиться и проникнуть в здание Генпрокуратуры. А потом уже Гелетей должен был войти вовнутрь здания и там, на месте, начать командовать силовым захватом. Уже своими собственными силами. Видимо, решил показать, какой он крутой парень, как он может все это сделать. Но, когда эти пацаны стали прыгать через забор, часть их отловили депутаты. Но часть, все-таки, проникла в здание. А потом во внутренний дворик вошел Гелетей. Мы его уже ждали. Во дворик его запустили, но в здание прокуратуры не пропустили. Мы тогда приняли решение: продержать его до утра. В какой-то момент истерика Гелетея достигла пика: он стал всем рассказывать по телефону, что находится в заложниках. Нам угрожал, что сейчас, мол, опять приедет «Альфа» его освобождать. Скажем так: у нас были вопросы, которые надо было решить до утра, мы их решили, - и Гелетея выпустили. И вот тогда был момент, который ты видел по телевизору – Гелетей проходит и говорит мне: «Василий, ты не прав!» Я отвечаю: «Валера, время рассудит».

Это было. Но это одна из подробностей. Такими эпизодами все было очень насыщено. Никто и никогда не заставит мена не говорить правду о том, что тогда происходило. А происходило и происходит сейчас – государственный переворот, которым руководит Ющенко. Думаю, режиссируют им американцы. Им все это нужно для того, чтобы, даже, если произойдет раскол Украины, то базы НАТО можно было бы разместить хотя бы на западной Украине. Ну, и, конечно, здесь играет свою роль сумасшедшее желание Ющенко получить монаршьи полномочия, уничтожить парламентаризм как таковой. Пускай, время идет, оно все расставит на свои места. Но я от идеи наказать государственных преступников не откажусь. И сколько я буду в политике, и сколько у меня будет возможность, буду убеждать политикум и делать все для того, чтобы эти люди ответили перед законом. Это очень важно для будущих поколений – показать, что тот, кто пойдет на государственный переворот, на узурпацию власти, - будет наказан. И очень строго. Только так можно удержать нашу такую непростую страну в рамках Закона.

- В то время ты общался со многими дипломатами, с иностранными журналистами. Какова была их неофициальная реакция?

- Скажу так: меня они слушали очень внимательно. Я несколько раз был в Представительстве Еврокомиссии. Приходил с Конституцией, с законами Украины. Это было тогда, когда Ющенко подчинил себе внутренние войска. Это же, вообще, фантастика. В соответствии с Конституцией, Президент является Верховным главнокомандующим Вооруженных сил…

- Но не МВД.

- Правильно. Есть же «Закон про Вооруженные силы Украины», который четко определяет, какие подразделения входят в состав Вооруженных сил. МВД не является подразделением Вооруженных сил. Более того, есть «Закон про МВД», который определяет, какие подразделения входят в состав Министерства внутренних дел. В соответствии с законом внутренние войска подчинены МВД. Командующий внутренними войсками напрямую подчинен исключительно министру МВД. Он назначается на должность и снимается с нее исключительно министром МВД. В нарушение всех этих законов Ющенко издает указ и переподчиняет себе внутренние войска.

И в тот момент я был в представительстве Европарламента. Там меня очень внимательно слушали, переводили тексты законов, приходили к выводу, что – да, действительно! – есть нарушения. Но при этом они заняли такую позицию: мы вмешиваться не будем, это ваши внутренние дела. Я понимаю, что они, на самом деле, всего лишь ретранслировали позицию евроструктур. Как на мой взгляд, эта позиция проститутская. Когда в 2004 году им нужен был Ющенко, они не говорили, что это ваши внутренние дела. Они приезжали, выступали на майдане, они по полной программе финансировали все это безобразие. Они нагло лезли, давали оценки… А теперь, когда народ, избирав парламент, сказал – мы не хотим вашего Ющенко, мы хотим другую силу, а Ющенко пошел по беспределу, они заявляют: все, мы нейтральны.

- Во время весеннего кризиса (а мы теперь живем в состоянии постоянного кризиса, начиная с 2004 года) – самый стремный момент был тогда, когда внутренние войска шли на Киев. Их остановила ГАИ. После этого министра Цушко многие люди очень серьезно зауважали: мужик оказался способен на поступок, способен на резкие движения.

- Да, под предлогом того, что здесь, в Киеве, якобы должны происходить какие-то массовые мероприятия, Ющенко решил ввести внутренние войска в Киев. Но он понимал, что внутренние войска не могут ехать с оружием. И тогда ночью со складов внутренних войск на Подол было свезено оружие. Замысел был таков: из разных областей стягиваются внутренние войска, здесь, на месте, получают оружие – и начинают действовать. В реальности все оказалось проще и даже смешнее. Эти ребята, служащие во внутренних войсках, прекрасно понимали, что происходит, и они, в общем-то, без какого-либо желания шли на Киев. А когда еще на дороге появилось ГАИ, и остановила их, это был прекрасный повод сказать: «Ну, что мы можем сделать? Наше движение остановили…»

А вот командующий внутренними войсками генерал Кихтенко совершил должностное преступление, государственное преступление, когда подчинился незаконному указу Ющенко. Ведь Конституция дает право не исполнять незаконные указы.

- Как действовали депутаты в той ситуации?

- Одна часть депутатов отправилась на помощь ГАИ – останавливать внутренние войска. А другая часть – охраняла Генеральную прокуратуру.

… Знаешь, почему мне так грустно? Я бы мог рассказать гораздо больше деталей, ярких, очень драматических эпизодов, мог бы привести и гораздо большую юридическую аргументацию, если бы … по совершенно непонятной до сих пор причине наши вожди не отказались от борьбы. Знаешь, я тогда очень откровенно боролся. Мне тогда разные мудрые и хитрые политики говорили: «Василий, нельзя так резко, притормози». Я отвечал: «Но, ведь, я защищаю Конституцию, защищаю государственность, и я считаю это своим долгом». И если бы наши вожди не отказались от борьбы, мы бы ее выиграли.

- Позиции были очень хорошие.

- Да, все было просто, все было ясно: есть указ, мы считали его незаконным, работаем и ждем решения Конституционного суда. Мы стояли на майдане. Через майдан в Киеве прошли 1 миллион 200 тысяч человек. Это же наши агитаторы по всей стране. Причем, эти люди приезжали не из-за денег. Им там давали по сто гривен в день. Они жили в скотских условиях – в автобусах, под автобусами, в палатках.

- Сто гривен в Киеве – это же на один день питания.

- Это кроме всего прочего. Люди реально приезжали по зову сердца.

- Ты предлагал тогда согласно Конституции решить вопрос о недееспособности Ющенко.

- Да, я предлагал это – провести обследование, и тогда, согласно Конституции, простым большинством голосов отодвинуть Ющенко от власти. Ведь, делать то, что делает Ющенко, психически здоровый человек не будет. Но ко мне тогда не прислушались. Потом уже, когда это было практически невозможно сделать, хотели вернуться к этой идее, но … поезд уже ушел.

- Как тебе представляется дальнейшее развитие событий? Неужели и Мороз, этот колосс украинской политики, согласится на досрочные выборы?

- До того момента, пока не согласились на выборы, страна была разделена: 60 процентов людей были против выборов, 40 процентов – за выборы.

В любом политическом процессе очень важным является ожидания электората. Когда согласились на выборы, та половина страны (60 процентов), которая против выборов, она была в шоке. Она зашаталась. И, вдруг, возникли электоральные ожидания и с нашей стороны – что на выборы надо идти. Это электоральное давление, назовем это так, на политикум действует очень сильно. И оно уже стало таким мощным, что всей мудрости, гибкости и хитрости Мороза уже просто недостаточно, чтобы противостоять этому электоральному давлению. Выборы могут быть отодвинуты еще на две недели, на месяц, но они все равно состоятся.

 

Форма входа
Календарь новостей
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Поиск
Наши Сайты
Copyright MyCorp © 2017