Сайт Василия Волги
Четверг, 22.06.2017, 18:18
| RSS
 
Главная Закулисье.Глава4.
Меню сайта

ГЛАВА 4

 

ПЕРВЫЕ ШАГИ В БИЗНЕСЕ

 

 

Итак, по службы в Гремихе ты начал делать первые шаги в бизнесе. Для меня очень интересно, как это происходило, учитывая то, что. Приехав в Киев, ты имел один доллар в кармане и ни одного квадратного метра жилья. К тому же, наверное, здесь у тебя не было ни знакомых, которые могли бы хоть как-то помочь стать на ноги.

- Знакомых у нас не было совершенно. Единственное, на что я надеялся, как на стартовый капитал, это на тот янтарь, который лежал в моем чемодане, на сумму двадцать тысяч рублей. Когда мы с женой ехали из Калининграда, были одеты в довольно простую одежду. На Севере почти все одевались так, попроще. Там как-то не обращали на это особого внимания. А тут – гражданские люди. Все такие красивые, нарядные. На нас смотрели, как на бомжей. Правда, из Калининграда мы ехали шикарно, в вагоне «СВ». Но мы не сразу приехали в Киев, а добирались через Житомир, где у нас еще были некоторые дела. Потом из Житомира добирались «на перекладных». Вспоминаю, как на «попутке» мы подъезжали к Киеву. Было так красиво. Вечерело. Заходит солнце где-то там, за Житомиром. Дома, освещенные заходящим солнцем. Въезжаем в Киев. Это был последний всплеск такой себе беззаботной жизни перед теми проблемами, которые надвигались. Я почему-то очень волновался. А потом, вдруг, у меня появился почти спортивный азарт. Единственная мысль постоянно повторялась у меня в голове: «Ну что, что посмотрим кто кого!»

- Где ты остановился в Киеве?

- У родителей жены.

- Они киевляне?

- Да. И вот представь: в то время ни одного знакомого, ни одного дела у меня не было. Я не знал этой гражданской жизни. И уже немного потом, когда столкнулся с реальностью, иногда чуть ли не в панике думал: «Боже, что же делать дальше?..» Первое, что я сделал поперся с янтарем на базар.

- А на базаре рэкет?

- Нет, с рэкетом я тогда еще не сталкивался. Стоял с тем янтарем…

- Удалось продать?

- Кто-то купил ниточку. Для меня проблема оказалась в том, что янтарь хорошо покупают в магазине. Там на него вывешивают бирки, подписи. В моем же случае потенциальные покупатели побаивались, что товар может оказаться фальшивым. Одну нитку продал, и уже немного было на что жить.

Тогда же я увидел, как работает плиточник. По-моему мнению, он неплохо зарабатывал и всегда имел средства на жизнь. У меня возникла мечта стать плиточником. Для меня тогда показателем того, что мол, в жизни все хорошо, было следующее: если я ежедневно буду иметь возможность купить килограмм мяса, то буду считать себя обеспеченным человеком.

- Скажи, в то время ты хотя бы во сне мог представить себя на том уровне, на котором ты пребываешь сегодня?

- Нет. Не было тогда таких мыслей. Скажу честно и откровенно: сверхзадачей тогда было одно – вырваться с бедности. В то время это было сверхзадача.

Сразу по приезду в Киев  трудностей довелось пережить сполна. Документы не оформлены. Паспорта нет, без паспорта ты вообще не человек. А тут разваливается Союз. Твое дело гибнет в России, а тут начинается новое. Пошел на биржу трудоустройства. Мне предложили работу инженера с зарплатой сто двадцать рублей. И, к тому же, как оказалось, зарплату там вообще не выплачивают. Никакой помощи по безработице не получил. Денег, чтобы пойти на курсы плиточников, тоже не было. А дома – жена, ребенок. Я невероятно благодарен, что в то тяжелое для нас время нам помогли родители жены. В тот период бывало так, что мы по несколько дней подряд не имели возможности купить даже батон хлеба. Родители жены давали хлеб. «Зайцем» ездил в общественном транспорте. И все время бегал по городу в поисках работы. Был готов делать что угодно, работать кем угодно.

- Сколько времени это длилось?

- Несколько месяцев. Но выход нашелся. В связи с этим мне вспомнился анекдот. У мужика все не клеится: работы не, все плохо. И вот идет и думает: куплю лотерейный билет. Купил и думает – даже проверять не стану. И все же заходит в сберкассу. И вдруг выигрывает 1000 рублей. «Ничего себе, -думает, - сейчас точно что-то на голову упадет или что-то более скверное приключится». Приходит домой, жена встречает и рыдает. «А я решил, - думает мужик, - уже удача прошла». «Почему ты плачешь?» - спрашивает. «Да вот, - говорит жена, - моя мама, а твоя теща умерла». «Поперло! Поперло!» - кричит на радостях мужик.

- Когда человек долго без денег, он просто дуреет. Расскажу тебе один случай из своей довольно бурной жизни. Случилось так, что после своего очередного журналистского расследования, когда я влез туда, куда с точки зрения собственника газеты влезать не стоило, мне полгода пришлось быть без работы. Перебивался с семьей, как только мог. Брал взаймы у друзей. И вдруг – работа. Хорошо оплачиваемая работа. И вот первая зарплата, возвращаюсь домой, в кармане очень неплохая сумма. Иду домой , а в голове мысли: Боже, неужели это правда? А, может, сейчас кто-то нападет и отберет эти деньги. Тогда я понял: без денег долго быть нельзя, Это разрушительно влияет на психику.

- Но я тебе скажу: после всего того, что мне пришлось пережить, я считаю, что единственно верный путь для человека, который хочет чего-то достичь - это сначала попасть в условия, когда ничего нет, когда тебе нужно просто выжить физически. Некоторые из моих знакомых, которые с самого начала, как только ушли со службы, имели квартиры в Киеве, ничего не достигли. Потому что у них был какой-то гарантированный минимум. А это, как оказалось, расслабляет. Мне же пришлось, не имея ничего, как волку, метаться по городу, а потом всей Украине в поисках какой-то работы. Но как-то выживать надо. Я уже говорил, что в своей жизни ничего руками не делал. Так получилось. Еще в детстве, после работы грузчиком на стеклозаводе, я сказал себе, что больше руками никогда работать не буду. И, все же, в этот период пришлось работать руками. В квартире перетянули мебель, на которой была старая ткань. Сам удивился, что у меня это неплохо получилось. Стал шить платья и продавать их на базаре. Причем, сначала не было денег даже на то, чтобы купить ткань. Тогда теща достала немного своих денег, припрятанных на «черный» день. В квартире была старая швейная машина. Я ее отремонтировал. Брал особо модный тогда журнал «Бурда» и по выкройкам делал крой. Шил, ходил на базар и продавал. Появились какие-то копейки. Платье пошил жене, теще – сарафан, и тут мои способности признали все. Шутки-шутками, но надо было как-то выживать.

- Это очень интересно и, я бы сказал, даже поучительно узнать, что все так было просто, как это может показаться человеку, который знает тебя только сегодняшнего.

- Возможно. Это 1993 год. Вся страна занималась посредничеством. Все бегали и что-то продавали. Например, трубы, которых у них не было в наличии. Кто-то покупал эти трубы, не имея денег, но зная, что где-то сидит какой-то дядька, который хочет те трубы купить и имеет деньги. Во все это я тоже включился и тоже бегал. Месяца три. И абсолютно безрезультатно. Жена уже перестала верить во все это и говорила: «Да, перестань ты бегать, иди на завод, устройся инженером или же спокойно себе шей платья»,

И вот как-то, никогда этого не забуду, это было летом 1993 года, я заработал первые деньги. Не две копейки, а деньги… Тогда как посредник я продал партию видеомагнитофонов. Помню, встаю утром и говорю жене: «Представь себе, а вдруг я сегодня заработаю деньги». Я и сам в это не верил. Жена говорит: «Иди уже, не мучай меня!» И, представь себе: после обеда приношу домой три видеомагнитофона. Сказать, что это был праздник – это не сказать ничего. Ты рассказывал, как после тяжелого периода, когда вдруг появились деньги, возвращался домой, как чумной. Здесь было нечто подобное. Жена смотрела на все это, как на какое-то недоразумение. В тот же день один видеомагнитофон мы продали. Причем, довольно дешево. Но мы купили одежду, продукты. И вот, начиная с того момента, я почувствовал вкус достижения цели. Вернее, вкус сделанного дела. Это когда изначально все планируется, ставится цель, делаются конкретные, продуманные шаги для ее достижения, а потом – цель достигнута. И после того случая я как подсел на это, как на наркотик, вот так и до этого времени.

- Хотя это и позволило вырваться из бедности, все же это был мелкий бизнес. А когда у тебя возникло желание начать собственное дело, создать фирму.

- Не сразу. Сначала получилось так, что я пошел работать на фирму к своему знакомому и стал его заместителем. Но буквально за полтора-два месяца обстоятельства сложились так, что я фактически стал вести все дела фирмы. Тогда и понял, что в состоянии делать бизнес самостоятельно. Как директор фирмы. Ведь, в той структуре мне пришлось вести все основные проекты, руководить всей текущей работой – планировать деятельность подразделений, вести переговоры с партнерами и т.д. А мой знакомы при этом просто… просто был директором.

- Когда-то Александр Довженко, когда вернулся с очень ответственной работы из Германии (он же стал кинорежиссером в 33 года, а до того работал за границей), гулял по Одессе и друг увидел, как снимается кино, как работает при этом кинорежиссер, и он записал тогда в дневнике: «Я просто взял и сделал лучше». Наверное, во время работы в той фирме ты чувствовал нечто подобное.

- Наверное. И потом мы с ним, скажем так, не сошлись во взглядах. Он считал, что оценивает мою работу достаточно… В связи с этим бывали просто чрезвычайные, удивительные ситуации. Возможно, руководитель какой-нибудь фирмы, читая эту книгу, найдет в ней кое-что полезное для себя, и потому я хотел бы на некоторых моментах остановиться подробнее.

Я отлично понимал, что мой знакомый – хозяин фирмы. Его прибыль как директора составляла тогда 10-15 тысяч долларов в месяц. Это в 1993 году. А, к примеру, трехкомнатная квартира в Киеве стояла тогда три тысячи долларов. То есть это были очень большие деньги. И при этом он установил мне зарплату – 70 долларов в месяц. Я делал всю основную работу. Мало того, что мне приходилось работать по всем контрактам, нужно было еще и общаться со всеми подчиненными. А люди ворчат «Где наша зарплата? Почему мы так мало получаем? Я кормил их «завтраками», как только мог, уверял их, что «шеф скоро раскрутится…»

И тут имела место одна ситуация… Прошла совершенно «левая» бизнес-операция. Прибыль составила тридцать тысяч долларов. Вся эта сумма была маленькими купюрами по 10, 20 и 50 долларов. Словом, большая сумма денег. У меня не было тогда своей машины, и я вынужден был везти эту большую хозяйственную сумку в общественном транспорте. А он ожидает меня уже хорошо «поддатым». Отдаю ему те 30 тысяч – и надеюсь, что сейчас он даст мне хотя бы сотню. А он… просто поблагодарил. Это было в пятницу. А в понедельник прихожу на работу, и он мне рассказывает, как на выходные три тысячи долларов «прогулял с бабами»…Все это меня очень задело. После этого я с ним разошелся и стал делать свой собственный бизнес. При этом я ежедневно учился. Учился, начиная еще с того самого кабельного кооператива в Гремихе, когда только начинал работать с людьми.

Сейчас смогу сказать, что умение делать бизнес – это умение работать с людьми. Конечно, ум, финансовые, экономические знания – все это необходимо. И, все же, этого недостаточно. Я делал и большой бизнес. В 27 лет возглавлял корпорацию, им при этом у меня не было диплома о высшем экономическом образовании. Учился самостоятельно – читал книги, что-то находил для себя полезное. Но бизнес развивался и был успешным только благодаря тому, что наработано умение работать с людьми – выслушивать их, вникать в их проблемы, находить компромиссные решения.

Знаешь, после опыта моих отношений с директором той фирмы, я сам для себя сделал вывод: лучший подход во взаимоотношениях с подчиненными – сельскохозяйственный.

- Что это значит?

-Первое. Создать хорошо среду, хороший психологический климат. Второе. Обеспечить хорошее питание. Третье – дать свободу. И тогда люди тебя удивят.

- Но, ведь, свобода, высвобожденная энергия должны быть подчинены общему делу.

- Конечно. Ведь, чем выше ты подымаешься, чем более крупным становится твой бизнес, и чем шире разрастается твоя структура, тем ощутимее ты не в состоянии просто физически контролировать каждый шаг твоего человека. Собственно, когда бизнес подымается на определенную высоту, ты уже должен не только придумывать различные бизнес-схемы, ты уже должен стать координатором. И твоей основной задачей становится – расставлять людей так, чтобы получались оптимальные кадровые сочетания. Это первое . И второе – по необходимости ограничивать или же расширять пространство свободы, с тем, чтобы от этого был максимальный эффект. Если ты человека будешь хорошо поощрять (наказывать иногда тоже необходимо, но наказание – это последнее, к чему нужно прибегать в бизнесе), если ты будешь его хорошо кормить, создашь необходимую доброжелательную психологическую среду, когда человек будет приходить на работу с желанием работать, когда ему это будет нравиться, и что самое главное почувствуешь и ухватишь за хвост ту мотивацию, которая человеком двигает (для одного достаточной мотивацией для добросовестной работы является уже то, что его хвалят, для другого мотивация – деньги, для третьего – самореализация), когда ты это почувствуешь и дашь человеку то, что ему наиболее необходимо, тогда человек способен горы свернуть. И тогда он уже не будет искать добра от добра.

… Потом, уже был 1994 год, я начал работать на межбанковском рынке.

- Но эта работа требует специальной подготовки.

- Когда я пришел на этот рынок, был стерильным относительно знаний. Начал работать, не зная даже как заполняется платежное поручение. А когда кто-то начинал «материться» какими-то словами из того лексикона, который сейчас для меня является привычным, как например, ипотечный кредит, - тогда это для меня было что-то страшное и непонятное. Все, что я делал, - молчал и строил умные глаза. И что самое интересное – если удавалось в нужный момент кивнуть головой или сказать «да» - это проходило. Единственное, что во всем там присутствовало – невероятная уверенность в том, что я смогу. Но иногда чудеса случались такие, что просто караул!

И что еще, на мой взгляд, очень важно – это оптимистический настрой человека. Настойчивость на успех.

- Подобное наблюдение сделал в своей автобиографической книге Чак Норрис. Он пишет: «Не лелейте плохих мыслей».

Знаешь, есть такие люди: с утра приходит на работу, у него уже плохое настроение, вот ноет-ноет, и то ему не нравится, и другое для него плохо. Когда вижу таких, у меня складывается впечатление, что от них не только люди, но и успех отворачивается. Ведь, количество случаев. Когда судьба тебе дает шанс – огромнейшее. Все выглядит примерно так: если ты настроен на успех, случай к тебе пришел, ты его разглядел и им воспользовался, если же ты изначально настроен негативно, то… ничего не получится. С самого начала, еще тогда, когда я занимался мелким бизнесом, у меня всегда был вот этот положительный настрой. И очень скоро я почувствовал, что люди ко мне потянулись. А потом понял, что умею из всего того, что называется бизнесом – это управлять людьми. Организовывать и управлять. Люди так устроены, что большинству из них нужны лидер, который укажет им куда нужно идти, в каком направлении двигаться.

- Нечто подобное есть даже в искусстве пропаганды…

- В массе своей люди так устроены, что без лидера они чувствуют себя дискомфортно. Они также должны быть уверены, что  именно эта дорога является единственно верной. И от умения руководителя, от умения бизнесмена, который работает с людьми, посеять в людях уверенность в завтрашнем дне, уверенность в том, что все будет хорошо, что они идут именно с тем человеком, который точно знает куда идти, - от этого очень много зависит.

- Но при этом же появляется и невероятная ответственность за людей, которые идут вместе с тобой.

- Ясное дело. Но со временем приходит осознание того, что хуже всего – это отсутствие плана. Пусть будет хотя бы плохой план – это уже лучше, чем отсутствие любого плана. Один мой знакомый армянин говорил так: «Главное – движение!.. движение!..» Лучше обретение пусть даже не самой совершенной цели и стремление к ней, действие, чем прострация. Да, были падения, и их было немало. Н я точно знаю, что тем людям, которые со мной идут, тем кто со мной работает, никогда не станет хуже от того, что я буду действовать. Я действую, а это значит, уже делаю для всех хорошо.

Но есть еще один момент в бизнесе, и он очень важный, хотя на первый взгляд может показаться странным. Суть его вот в чем. Когда ты убедил всех, что делать нужно именно это, именно так и никак иначе, потому что, если делать иначе, то завтра рухнет мир, начнется апокалипсис, ты должен очень своевременно почувствовать, если вдруг, все же, ты идешь неверной дорогой. И если ты это почувствовал, то иногда нужно сказать: «Вы знаете, ситуация кардинально изменилась, и теперь нам нужно идти в совершенно другом направлении». И тут важно суметь убедить людей в необходимости идти в уже противоположном направлении. И при этом важно, чтобы они пошли с такой же уверенностью, с таким же вдохновением. На самом деле, это большая проблема. Начинающих бизнесменов: когда они направили людей в одну сторону, и они туда идут, а он, руководитель, вдруг понял, что все они туда идут, а он руководитель, вдруг понял, что все они делают не то и не так, он бывает, страшно мучается – как же всем рассказать, что все не так? Мол, он же сам всех убеждал…Это называется гибкостью и умением своевременно реагировать на ситуацию, которая меняется. И, кстати, очень важно, чтобы негативные тенденции ты почувствовал первым. Гораздо хуже будет, если, раньше тебя поймет кто-то другой, со стороны, и воспользуется этой ситуацией против тебя, в свою пользу. Ты должен интуитивно предвидеть, предчувствовать и тут же развернуться на 180 градусов, если в этом возникла необходимость. И вот здесь ты должен суметь все поставить так, чтобы все были убеждены – да, мы должны изменить курс. Более того, нужно убедить людей в том, что до этого момента они не делали бессмысленную работу, что они занимались как раз очень необходимым делом, и что, если бы мы не добрались хотя бы на сантиметр в том направлении, в котором все время двигались, то не нашли бы столь правильный выход и не смогли бы понять, куда нам идти дальше… Люди должны быть свято уверены, что каждый их шаг, каждый их поступок, когда они работают с тобой, наполнен смыслом, очень сильный и крайне необходимый. И тогда вот эти вопросы ответственности за людей, они уже не стоят так остро.

- Давай вернемся к разговору о том, как ты работал на межбанковском рынке.

- Я начал там работать вместе с одним парнем. Он пришел ко мне и сказал: «У меня есть знакомые в таком-то банке, и там есть возможность поторговать кредитами». А тогда коммерческие банки скупали кредиты у государственных. Тогда же наряду с уже существующими государственными банками подымались на ноги банки коммерческие. Началось распределение капитала. Тогда же ломанулась инфляция.

- Хорошо помню то время. Тогда можно было взять кредиты на те деньги построить дом. Потом подождать немного и продать, например, курицу – этих денег могло хватить на то, чтобы погасить кредит. Просто не все имели доступ к тем кредитам. Но при этом масса новоявленных Остапов Бендеров, в основном из бывшей партийной и комсомольской среды, сделали на том не один стартовый капитал.

- Да, многие таким образом обворовывали государство. Я знал одного такого деятеля, который стал собственником ровно 70 миллионов долларов, получив в кредит 72 миллиона. Сумма была соответственно проконвертирована, а потом, когда пошла инфляция, - 2 миллиона возвращено, а 70 остались на руках. Да, были такие фокусники.

И вот в такой сложной обстановке мы с тем парнем начали работать на межбанковском рынке. Мы занимались налаживанием неформальных связей между директорами банков, разрабатывали разнообразные взаимовыгодные финансовые схемы, системы гарантий.

- Но, ведь, подобная деятельность тогда была не совсем безопасна.

- И это правда. Тогда, кстати, произошел один очень драматический случай. Я не стану рассказывать все подробности Словом, этот парень, с которым я начинал работать решил сделать бизнес за моей спиной. Сделал. Неплохо заработал. Но пи этом… попал «под кавказцев». Произошли некоторые события, причем, очень страшные. Он прибежал ко мне белый, как стена. Говорит: «Василий, спасай! Помоги!»

- Как я понял, ему пригрозили смертью, если он сделает всего, что они скажут.

- Все было гораздо сложнее. И вот он передо мной: «Спасай!» А кем был на тот момент я сам? За мной никто не стоял. И все же я решился ему помочь. Конечно, я шел ва-банк, когда поехал на тот сходняк кавказцев – просто для того, чтобы того парня прикрыть. А ему выставили очень короткий срок, на протяжении которого он должен был рассчитаться, иначе «его будут кончать». Когда я с теми кавказцами говорил, скажу откровенно, мне было очень страшно. Они стояли с автоматами, пистолетами. Думал, у меня просто на лбу написан мой страх. Словом, они на меня повесились, Мы вели с ними непростой диалог. В конце-концов, мне удалось договориться об отсрочке вынесения приговора этому моему коллеге на один месяц. За это время мы провели одну бизнес-операцию, заработали деньги и, в конце-концов, разошлись с теми кавказцами…

- Рисковать собственной жизнью, чтобы решить проблемы другого, тем более типа, который пытался тебя обмануть – на такое решится не каждый.

- Согласен. И, ты знаешь, я даже жене рассказал об этом лишь после того, как эта ситуация надежно ушла в прошлое. При этом она смотрела на меня, как на идиота : «Зачем ты туда поехал?»- спрашивала. Да. Бог его знает…

После того случая я сказал тому парню: «Не буду с тобой больше работать», И, ты знаешь, как-то так в жизни получилось, что самое большое наказание, которое я выносил людям, поступившими со мной нечестно, таково – я с ними больше не работал. А потом жизнь сама расставляет все по своим местам.

Когда я работал на межбанковском рынке, возникло несколько очень сложных ситуаций между двумя кланами. И получилось так, что я вместе с тогдашним председателем городской дирекции «Укросоцбанка» Чареем попал на «острие». Можно было серьезно бороться и отстаивать свои интересы. Но Чарей сломался. Всегда такой боевой, такой токовый мужик, вдруг, запил. Это вместо того, чтобы бороться и искать выход из сложной ситуации. Она была сложная, но не патовая. Можно было найти выход, и я пытался это сделать. Но потом это уже стало невозможным, потому что он запил. Как-то его, пьяного, подстерегли и убили. На том все закончилось. Тогда и я ушел с межбанковского рынка.

Было еще такое. Уже другой парнишка, с которым мы вместе попытались поставить на ноги автотранспортное предприятие, он также, стал себя неправильно вести. Я сним разошелся, отдав ему, как и положено, половину предприятия. Но, попытавшись хозяйствовать самостоятельно, он вляпался в крупные неприятности и сейчас прячется как от милиции, так и от бандитов.

- Когда кто-то поступает с тобой нечестно, непорядочно, у тебя не возникает желания отомстить.

- Нет. Никогда. Как-то мне пришлось пройти через шантаж, когда угрожали моей жене. Тогда два амбала прижали ее к стенке и вытащили нож… Это было сумасшествие.

Ты знаешь, мне очень понравился ответ на вопрос о месте Вадима Рабиновича. В свое время он отсидел десять лет. И как-то журналистка в ночном телеэфире спросила его:»Вадим Зиновьевич, у вас не возникало желание отомстить тем, кто вас посадил?» На что Рабинович ответил: «Если бы я поставил себе за цель отомстить, я бы это сделал. Но чего бы я при этом добился? Когда я освободился у меня была цель – стать богатым человеком, и первое, что я сделал, когда вышел на волю, зарегистрировал предприятие. И вот результат», И тут я с Рабиновичем абсолютно согласен, - надо ставить цель и идти к ней. А мстить, наказывать кого-то?.. Бог есть на свете, и он сам знает, кого надо наказывать. А брать на себя грех и что-то делать для наказания – это не мое дело.

- «Жизнь настолько коротка, что ее не стоит тратить на сведение личных счетов»,- писал Евгений Евтушенко.

- Да, в том-то и дело.

- Чем занимался потом, когда ушел с межбанковского рынка?

- Тогда вместе с двумя партнерами я начал создавать частную авиакомпанию.

- Это же надо было освоить целый пласт специфических знаний, касающихся авиации.

- С этим проблем не было. Мои партнеры были летчиками и знали в том деле толк. А им нужен был мой опыт в налаживании бизнеса, чтобы организовать коммерческую структуру. И тогда мы создали авиакомпанию. Не стану подробно рассказывать обо всей той работе, которую мы проделали, обо всех нюансах, которые имели место. Мне хотелось только остановиться на том главном уроке, который я получил от работы в авиакомпании. Тогда я понял: если люди что-то создают, к чему-то стремятся и куда-то двигаются, то цель, которую они перед собой ставят, должна быть почти недостижимой. С одной стороны, она должна быть достаточно реальной, чтобы не работать неизвестно для чего, но с другой стороны – цель должна быть высокой. Потому что, когда целью является всего лишь личное обогащение…Знаешь, деньги мы всегда тогда заработали достаточно быстро. Но, когда заработали, стали их делить. И именно этот раздел привел к тому, что рухнула большая серьезная махина, которой когда-то была авиакомпания «Украина аэроальянс». Так вот, цель должна быть такой, чтобы ее почти невозможно было достичь.

И еще одно правило, которое я вывел для себя со всей той истории. Есть, к примеру, мозговой центр. А это даже в очень крупной структуре – не боле 3-5 человек. Бизнес никто никогда не сделает сам. Всегда есть партнеры, есть мозговой центр. Но даже пять человек это много. Два, три человека… Три, наверное, выгодное количество еще и тем, чтобы в случае необходимости даже путем голосования принимать решения. Так вот, как только создается бизнес –структура, с самого начала должны быть четко обусловлены некоторые нюансы сотрудничества этих людей. Все должны очень четко договориться, что никто не имеет права говорить: «Я сделал». Всегда должно звучать только одно: «Мы сделали». Ни в коем случае никто и никогда не должен говорить: «Я сделал больше, а ты меньше», Потому что кто-то сильный в чем что одном, кто-то – в другом. Иногда слово человека, который ничего не делает, может в принципе судьбу всего бизнеса. И потому, когда люди собираются вместе и ставят целью сделать общий бизнес, не дай Бог, чтобы кто-то из них сказал: «Это я сделал», Если они, например, втроем, то каждый из них должен говорить: «Мы сделали,» И это есть та аксиома, истинность которой желательно признать еще «в начале славных дел». Если договоренности об этом не существует, то даже чисто формально ни в коем случае нельзя говорить: «Я сделал». Только «Мы». И тогда никаких выяснений, кто меньше, просто не будет. И, еще раз подчеркну, цель должна быть почти недостижимой. Тогда есть смысл делать какое-то общее дело. Деньги, при здравом смысле и при нормально организованной работе, обязательно придут.

- В моем восприятии все выглядит примерно так. Когда человек вырывается с бедности, деньги являются главным мотивом. Потом, когда бедность преодолевается, деньги превращаются в инструмент, с помощь. Которого можно делать важные дела.

- Конечно. И еще один нюанс, который я уловил еще  во время своих первых шагов в бизнесе. Когда ты работаешь с людьми, которые имеют нерешенные бытовые проблемы, не ожидай, что они будут работать «с огоньком», вдохновенно, творчески. Кажется, еще Ильф и Петров сказали: ничего так не портит человека, как квартирный вопрос.

И потом уже в корпорации, созданной в 1995 году, она кстати, работает и сегодня, все эти принципиальные нюансы учтены.

- И в завершении разговора о первых шагах в бизнесе хотелось бы с

Форма входа
Календарь новостей
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Поиск
Наши Сайты
Copyright MyCorp © 2017