Сайт Василия Волги
Воскресенье, 20.08.2017, 08:04
| RSS
 
Главная Закулисье.Глава7.
Меню сайта

ГЛАВА 7.

 

БИЗНЕС И КРИМИНАЛ

 

 

- Давай поговорим на такую достаточно деликатную и, уверен, очень интересную для многих наших читателей тему, как бизнес и криминал, бизнес и бандитизм. Для меня эта тема именно в разговоре с тобой особо интересна еще и потому, что ты в пик украинского бандитского беспредела сумел выстоять, отстоять свое право заниматься именно легальным бизнесом.

- Правда про украинский беспредел 1991-95 годов никогда не будет написана. И не только потому, что эта правда очень страшная. Дело в том, очень многое из того, что выделывали эти уголовные бандитские отморозки, стало возможным только потому, что в прессе был создан соответствующий имидж этих бандитов. А они, бандиты, за это только благодарны.

- По одной из версий даже всемирно известный писатель Марио Пьюзо написал свой роман «Крестный отец» по заказу мафии, чтобы создать ей некий шарм романтизма. Что уже говорить о наших местных, далеко не самых одаренных людях, которые писали про украинский беспредел. Многие из них с бандитами не только общались, но и дружили.

- В том-то и дело. Этот разгул бандитизма по серьезному начался в 1991 году. И длился где-то до 1995 года. То есть вот эти четыре года – это был полный беспредел. Разборки были страшные, но в них очень многое решалось на понтах, на тех самых моментах имиджа, созданного прессой. Почему это стало возможным? Вдруг началась приватизация. И эта проблема приватизации оказалась гораздо более широкой. Началась приватизация власти. И почти, кто в то время работал в силовых структурах, вдруг почувствовали, что можно иметь деньги только потому, что ты занимаешь какую-то высокую или даже среднюю должность. Особенно, если ты владеешь определенной информацией… Начался невероятный ажиотаж. Почти все, вдруг, решили воспользоваться своим служебным положением для того, чтобы сколотить капитал. Тогда стало модным быть богатым и, наоборот, стало смешным – быть честным… В те же 1991-95 годы правоохранительные органы сотрудничали с бандитами на всю катушку. Помню, произошло убийство. Парню отрезали голову. Как этот факт смаковала одна киевская газета! Но никто из журналистов этой газеты не копнул глубже, хотя у них была такая возможность. А там, как оказалось, действовала брига, которая специализировалась на отрезании голов и на запугивании бизнесменов тем, что у них на глазах отрезали голову или же расстреливали бомжа.

- Таким образом в свое время пытались повлиять и на твоего друга, который попал «под кавказцев». В предыдущих беседах мы уже частично касались этого случая, но здесь, в этом контексте, расскажи об этом подробнее. Каков был сам механизм наезда? Почему человек оказался в такой ситуации, когда на него смогли оказать столь мощное давление?

- Механизм, который был задействован в той ситуации, чрезвычайно просто. Тогда все банки постоянно в органы информацию о том, кто берет большие кредиты. Органы эту информацию сразу же сливали бандитам. Мне в руки попадали иногда «рабочие материалы», которые менты письменно предоставляли бандитам. Среди Ментов были такие «умельцы», которые, работая, к примеру, в райотделе милиции или же областном управлении, сотрудничество с бандитами ставили на профессиональную основу. Вот таким образом и вычислили тогда, что мой друг взял серьезный кредит. Но те банкиры, которые предоставили ему этот кредит, были свято уверены в том, что у него есть «крыша». А оказалось, что никакой «крыши» нет. Тогда мы с ним только начинали работать вместе. И я уже прилагал усилия для прикрытия нашего бизнеса сверху, проще говоря, создавал эту самую «крышу». Но мой друг пошел на этот шаг без меня. То есть сделал все это за моей спиной. Наверное, он подумал – а зачем с кем-то делиться? А в то время работать без «крыши» - это была «труба». Да оно и сейчас почти так же. Все только немного изменилось и выглядит не по-иному. Более респектабельно. Но все равно без прикрытия ты сделать ничего не сможешь.

Как только мой друг получил кредит, банк сразу же сообщил об этом ментам. Для активных действий понадобились всего одни сутки. Милиция с одной стороны, бандиты с другой «пробили», что вокруг этого человека никого нет. И еще они выяснили, что я об этом кредите ничего не знаю. И эту информацию сразу же сдали кавказцам. Далее действия были простые и предельно жесткие. Приехали, схватили его и еще одного его друга. Сначала избили. Просто так, для профилактики. Его друга кинули в подвал, а его самого вывезли в лес. Там у него на глазах застрелили бомжа, а тело кинули в речку. При этом ему сказали, что, если он не отдаст им весь свой кредит, с ним будет то же самое. А речь шла о ста тысячах долларов. В 1992 году это была фантастическая сумма. На протяжении трех дней надо было отдать часть денег, а через неделю всю сумму. Ну, и он в панике прибежал ко мне просить о помощи. Ситуация требовала безотлагательных действий. Даже времени для размышлений было маловато. Я уже говорил, что нам удалось решить эту проблему. Правда стоило это невероятных усилий и невероятного напряжения нервов. Я же ездил тогда на «стрелку» с кавказцами.

- Расскажи об этом подробнее.

- Стоит сказать, что это был не первый в моей жизни, но, может быть, самый большой цирк, который я когда-либо устраивал. Что интересно, мы вышли из той ситуации таким образом, что при этом еще и заработали денег. Потом сложилась такая ситуация, что мы смогли очень быстро и с максимальной выгодой для себя провернуть одну бизнес-операцию, и все наши издержки были перекрыты, и мы еще оказались в выгоде. Выкрутились невероятно.

- Интересен сам процесс переговоров с кавказцами.

- Знаешь, то была та же политика. Но политика на грани  жизни и смерти. Настоящая политика. Мужская политика. Не политика выливания друг на друга грязи только для того, чтобы хоть как-то карабкаться вверх по ступеням власти. Тогда вопрос стоял так6 или ты останешься живым, или же – ты живым не останешься. И я сознательно пошел в то бандитское кодло.

- Волновался?

- Некоторое волнение, конечно же, было. Но, помню, как только начался разговор, меня понесло – с моей стороны начался спектакль. Во время той «стрелки» я окончательно убедился в том, что вся политика – ничто иное, как большой спектакль. И по-настоящему искусным политиком может считаться только тот, кто может убедить всех прочих в том, что именно он спектакль не разыгрывает.

Так вот в том случае ситуация была настолько критической, что даже речь не шла о том, чтобы отбить наезд. Всю историю надо было разыграть таким образом, чтобы хотя бы избежать драматических последствий и добиться отсрочки выплаты тех денег.

Короче говоря, суть такова. В то время над киевской дирекцией «Укрсобанка» не было никакой «крыши». За то, кто будет держать «крышу» этого банка, между собой боролись одна правоохранительная структура и бандиты. Была полная неопределенность. И вот отсутствие информации у бандитов и дало мне возможность разыграть, что я, мол, и являюсь представителем «крыши», которая только что возведена. Потом еще помогло одно обстоятельство. Это был тот, когда  говорят, что удача шла впереди. Это некое стечение обстоятельств, когда я наугад выдал информацию, а это было 50/50,  и она через 15 минут была подтверждена, именно в тот момент, когда началась встреча. И тогда состоялись переговоры. Мы получили отсрочку на неделю. Ну, а уже потом вели работу с банком.

- Но первые столкновения с бандитами, насколько я знаю, были у тебя на рынках, когда ты только делал первые шаги в бизнесе, занимаясь мелкой торговлей.

- Да, это был рэкет. То мелочи. Хотя тогда однажды и драться пришлось…

Но после всего того, что тогда произошло, после всех тех рыночных перипетий и особенно после той истории с кавказцами, я сам для себя понял одну очень важную вещь: человек во всех этих бандитских кругах, как и в жизни вообще, стоит ровно столько, насколько он сам себя оценивает, насколько он может подать себя всем остальным людям. А человек не сможет достаточно подать себя другим людям, если он сам себя не ценит достаточно высоко.

- Так оно, наверное, и есть. Как пишет Наполеон Хилл, выдающиеся исследователь мотиваций: сначала все – и самоуважение, и желания, страсти – вызревает в голове, и только потом материализуется.

- Вне сомнений. И вот после того я сам себе сказал: никогда больше ни одному из бандитов я не дам ни копейки. И после того, ни одного раза, пока я занимался бизнесом, бандитам не платил.

А что тогда творилось на рынках? В 1991-93 годах там разыгрывались сцены, когда горели киоски тех, кто отказывался платить бандитам. Кого-то избивали при людях, чтобы все видели и боялись… Но что интересно, бандиты, как правило, не наезжали на людей сильных духом. Они не хотели лишних проблем. Зачем? Когда есть масса людей, когда есть масса людей. Которые ползают перед ними на коленях…

И вот где-то, уже ближе к 1995 году, когда уже государство поняло, что от бандитов надо как-то дистанцироваться, более того, с ними надо даже бороться, были нанесены сильные удары по некоторым группировкам, - одних пересажали, других разогнали, третьих отстреляли… А потом уже в этой, не такой уж и большой предпринимательской среде, все больше людей стали заявлять бандитам: «А почему это я должен вам платить?» И эти предприниматели начали объединяться. И благодаря этому сегодня на тех же рынках совсем другая картина. У нас же «Громадский контроль» работает на рынках. «Громадский контроль» целый год беспрерывно проводит там акцию «честные весы», и мы постоянно имеем объективную информацию о том, что там происходит. Так вот там люди уже смеются, что сегодня бандитам платят разве что идиоты.

И все же, в то время были сколочены большие бандитские капиталы, - на рэкете, на разбоях, на беспощадном грабеже страны в период гиперинфляции. Сегодня бандиты переместились в сторону структур власти. Переместились также в сферу легального бизнеса. Одновременно капиталы, созданные криминальным путем, стали вкладываться в реальные дела. Они работают сегодня в облэнерго, в энергогенерирующих компаниях. Работают в ликвидных бизнесах- это и водка, и упаковка, и типографические услуги. То ест все то, что дает реальные деньги. Бывшие бандиты ходят сегодня в галстуках. Уже не стригутся под «ежик»…

Кстати, те же охранные фирмы, которые в свое время так активно начали появляться это же были первые трансформации бандитов, их переход в более-менее легальный статус.

- Но, что интересно, охранные фирмы – они не были стопроцентной трансформацией только бандитов. Охранные фирмы создавали, в основном, те бандиты, которые уволились или же их уволили из правоохранительных органов. Они тогда создавали вроде бы противовес бандитам. На самом же деле, никакого противовеса и не могло быть. Почему охранные фирмы так и не смогли завоевать рынок охранных услуг? Вовсе не потому, что им не разрешили носить оружие. И не потому что, как они заявляли, законодательство не позволяет или работать в полном объеме. А, прежде всего, потому, что они стали работать всего лишь как посредники между бизнесом, который они охраняли, и бандитами. Истории, которые разыгрывались везде – это когда охранная фирма, вроде бы для того, чтобы отбить бандитов, выматывает у бизнесмена деньги.

- То есть охранники сами организовывают бандитский наезд, а потом его вроде бы отбивают.

- Да. И это, кстати, не выпадает из моей общей оценки вещей. Вот смотри. Человек становится государственным служащим, занимает какую-то важную должность. Для чего он ее занимает? Правильно. Для того, чтобы воровать. Так же само ребята стают охранниками. Зачем? Для того, чтобы зарабатывать деньги на таких вот острых проблемах, которые они сами очень часть и создают. И как тут не вспомнить, того уголовного «авторитета», который когда-то сказал тебе: «не верь, не бойся, не проси…»

Многие предприниматели, которые некоторое время пользовались услугами этих охранных фирм, постепенно стали понимать, что намного легче, проще и дешевле в острой ситуации прямо, без посредников, выйти на бандитов и обо всем договориться напрямую. А немного позже стало еще проще, когда Министерству внутренних дел разрешили заниматься охранной деятельностью. Предприниматели сразу же поняли, что услуги МВД, хотя и стоят немного дороже, но они надежнее. Если уже ребята из МВД получают деньги с коммерческих структур, - это уже гарантия того, что на эти фирмы уже никто не полезет. Но тут, опять-таки, возник один интересный нюанс. В МВД всего несколько подразделений, которым разрешено заниматься коммерческой деятельностью, чтобы зарабатывать деньги для всего МВД. И, вдруг, мы, и через это, кстати, прошли почти все бизнесмены, начали понимать, что некоторые подразделения МВД конкретно куплены бандитами. Теперь, после хорошей чистки, этого гораздо меньше, но еще совсем недавно ситуация была намного хуже. Так вот, предприниматели, которые стали пользоваться охранными услугами МВД, постепенно избавлялись от одних, других, третьих… Одновременно, все, похоже вслепую выискивали именно те подразделения МВД, которые не были куплены бандитами. Например, не купленный бандитами «Беркут», не купленный бандитами «Сокол». Именно их охранными услугами и пользуется сегодня большинство предпринимателей, которые занимаются легальным бизнесом.

- А бизнесмены могли бы как-то объединиться в противостоянии с криминалом?

- Сейчас это совершенно не актуально. Это, возможно. Еще имеет какое-то значение в провинции, где все еще сохранились некоторые бандформирования. Это еще и сегодня актуально в среде бизнесменов, которые делают криминальный бизнес.

- Они в силу своей  замаранности просто не могут обратиться за помощью к милиции.

- Да. И сейчас происходит очень четкое разграничение – на тех, кто работает официально и трех, кто делает криминальный бизнес, связанный с наркотиками, с проституцией, с игровыми домами. Для тех, кто работает официально, бандитов не существует. Все это благодаря тому, что во всех легальных бизнесах наличествует масса интересов важных государственных персон. И вот эти важные государственные персоны никогда не позволят, чтобы, не дай Бог, какие-то там бандиты или еще кто-то пытался притеснять их интересы, или же, попытался у этих государственных деятелей высокого полета хотя бы немного забрать денег. Мягко говоря. Это может быть не понято. Такие попытки, были. Но тех бандитов давили мгновенно. Их или просто отстреливали, или же «паковали» правоохранительные органы. К тому же, как оказалось, они имели большие проблемы в следственном изоляторе. Сейчас ни один бандит сюда не полезет, потому что все серьезные бизнесы пребывают под серьезными патронатами. Это уже не шутки…

А вот что касается криминального бизнеса или полукриминального, или же бизнеса, с которого нелегко собрать налоги, например, с игровых домов, там, где отмываются те же самые «грязные» деньги, там уже нужно ориентироваться… Да и , откровенно говоря, с этими ребятами я не имел дела. Так что в подробностях рассказать, что там происходит, я просто не могу.

Ты хорошо помнишь момент, когда тебе пришлось определиться – работать в легальном бизнесе или же заниматься сомнительными поуголовными делами. Ты избрал официальный бизнес.

- Такие моменты выбора присутствовали неоднократно. Особенно в 1994-96 годах таких предложений было. Хоть отбавляй. Вот подпольные цеха по производству водки. Прибыли, которые там получают, в десятки раз превышают возможные убытки от того, что цех могут арестовать. Подпольный водочный бизнес дает такие прибыли, что в них уже заложены расчеты на то, что производство могут прикрыть, а людей – арестовать, и их потом придется откупать. Ведь, никто из хозяев непосредственно в тех цехах не работает. Никто из них нигде не ставит свою подпись. Это только по телевидению иногда показывают, как красиво отработала милиция или же налоговая полиция – и всех закрыли… Потом хозяева откупают своих людей от следствия, от суда. А судьи – суки! – продажные почти все. И в этом криминальном бизнесе, чтобы откупиться и вытянуть своих людей, существует такса… По телевидению потом показывают, как те же, так громко задержанные самогонщики, очень скоро выходят на свободу и продолжают заниматься тем же.

То есть, 1994-96 годах таких предложений было очень много. И именно тогда, в конце 1996 года, началось разграничение че6рного капитала, теневого сектора экономики от тех, кто работает легально, то есть не полностью уклоняются от налогов, а используя законодательную базу… А для черного капитала слово «налог» - это какое-то недоразумение. Они  работают с «черным налом», за который они покупают спирт, воду, делают этикетки на ксероксе и т.д. То же самое касается и  большого наркобизнеса, который разворачивается в Украине с грандиозным размахом. В Украине пока что не очень сильно развит бизнес тяжелых наркотиков. Распространяются опиум и разнообразные травки. Но этот бизнес разворачивается сильно, и уже сегодня многие люди на этом имеют сверхприбыли. Большой черный бизнес на проституции. Но даже бандиты поняли, что лучше иметь немного меньше, но более надежно и, что самое главное, с гораздо меньшим риском для жизни. И потому, если ты работаешь в официальном бизнесе при это мне лезешь в криминальный бизнес, конечно ты не будешь иметь так много и так быстро. Зато у тебя будет гораздо меньше риска. Ты более спокойно будешь спать по ночам. Там, в криминальном бизнесе, человеку могут отстрелить голову только за то, что он что-то не так сделает, куда-то не туда пойдет… Риск очень большой. Значит, надо работать в бизнесе чистом, и тогда бандит к тебе не полезет.

Люди с криминального бизнеса нигде «не светятся». На страницы газеты и экраны телевизоров попасть не стремятся. Такие понятия, как страна. Политика, убеждения – для них это даже не абстракция. Для них этого просто не существует, Среди моего окружения таких людей не найдешь. Мои коллеги думают о будущем – о своем личном, о будущем своих детей, будущем страны. Они этим горят.

Что меня особо обнадеживает. Так это то, что после разграничения бизнеса на официальный и криминальный, организованная преступность не лезет в легальный бизнес. И в этом мы становимся похожими на ту же самую Америку. Там бандитский мир  разветвлен до невозможного. Там тоже есть мафия. И если кто-то станет рассказывать мне, что то там того нет, я не поверю, что он был в Америке. Я там был неоднократно и знаю, что там творится. Когда выезжаешь в Гарлем, везде видишь таблички, извещающие о том, что пребывание здесь без полицейского - опасно для жизни. Честно предупреждают. Но там бандиты четко знают свое место – где их мир, где их среда. Там они пребывают.

- У нас  же еще совсем недавно некоторые госструктуры, банк, использовали бандитов для выбивания долгов. В провинции такие рецидивы встречаются и сегодня.

- Да , это было еще совсем недавно. Все это было очень широко распространено, и еще и до сих пор касается некоторых фигур, которые сегодня пребывают при власти. Более того, много людей, которые сегодня пребывают на высоких должностях, они все эти должности купили себе именно благодаря сотрудничеству с бандитами. Они на этом сделали капитал, достаточный для того, чтобы подкупить чиновников высших инстанций, чтобы именно они, а не другие люди, заняли эти высокие должности. Здесь можно брать бумагу и начинать рисовать схемы – кто с кем работает и кто кого «крышует»…

Но вернемся к выбиванию кредитов. Основная масса невозвращенных банкам кредитов, по большому счету никого не интересовала. Как правило, это были сговоры бизнесменов с банкирами, бандитами и представителями силовых структур. Взяли кредит, разделили между собой, и все – никто ни к кому никаких претензий не имеют. Все довольны. А вот то, что выбивали, когда один бизнесмен был должником другого – это уже был бандитизм конкретный. Его можно условно разделить на две части.

Первая, Это, когда критическая ситуация  возникла в результате каких-то форс-мажорных обстоятельств у того бизнесмена, который не смог вернуть деньги. Или же он неправильно рассчитал свои действия – и у него не получилось… Тогда просто подключались бандиты, и они катком проезжали по его бизнесу. Все было 50/50: бандиты половину выбитых денег отдавали кредитору, другую половину – брали себе или же делились ею с ментами.

Но, ведь, были отдельные случаи, когда кредиторы обращались за помощь в МВД…

- Все обращения к МВД имели такие последствия. Приходят к должнику и предупреждают: «Послушай, мы тебя просто предупреждаем…» При этом обязательно давался какой-то срок. Потом договариваются с бандитами, те признают и все разносят. При этом менты особенно тщательно следят лишь за тем, чтобы сигнал от соседей не поступил в милиции. Преждевременно, пока с должником разбираются … Когда бандиты уезжают, а там уже либо труп, либо человек без пальцев, или с отрезанным ухом, потом, через 15-20 минут, приезжает милиция и вроде бы начинает следствие. Вот как происходило выбивание этих самых кредитов. Это в случае, если человек не смог вернуть деньги в силу сложившихся обстоятельств.

Но был и другой вариант. Это, когда с самого начала сознательно готовится «кидок». К предпринимателю приходят и предлагают ему какую-то вытиеватую схему прохождения денег. А человек, он же странно устроен. Сколько раз мне приходилось видеть, как уже казалось бы солидные бизнесмены, когда к ним приходят и предлагают просто фантастические проценты и при этом рисуют какую-то схему, в которой, масса «дыр», но при этом уверяют, что получить эти проценты вполне реально, бизнесмены уже вроде бы и не видят этих «дыр»: или глаза ослепляют только дивиденды. На этих человеческих слабостях во все времена проходимцы отменно играли. Когда готовится такой серьезной «кидок», начинаются «терки». Вот есть этот бизнесмен, которого хотят кинуть. У него есть «крыша». Сначала ведутся переговоры с «крышей». Говорят: вашего «артиста» мы хотим кинуть, когда это случится, мы заработаем на том, что его кинем, мы с вами поделимся, вы придете я якобы станете с нами разбираться, нужны будут дополнительные затраты, то есть вы с него еще возьмете денег… Потом эти кидалы договариваются еще и с ментами – мы свами поделимся, а вы это все прикроете… Вот таким образом бизнесмена, который повелся на фантастические проценты, кидают. Потом про него еще и скажут: «так он же лох. Он хотел получить на шару… вот его и кинули». Как правило, в таких случаях бизнесмены разоряются.

- У тебя были ситуации, когда предлагалось нечто подобное, когда хотели кинуть?

- Постоянно. Как ты знаешь, сейчас я полностью поглощен общественной деятельностью. Но все это продолжалось буквально до последнего дня, пока я занимался бизнесом. Одна из последних неприятных ситуаций произошла тогда, когда против меня действовали профессионалы. И что самое неприятное, они действовали через моих подчиненных. Это было в Луганске. В мутную, рисковую и, как потом выяснилось, заблаговременно подготовленную операцию были втянуты многие наши активы. Когда мы начали сотрудничать с теми, кто, как потом оказалось, готовили этот «кидок», они сначала вели себя как порядочные партнеры – и выполняли свои договорные обязательства, и возвращали деньги, словом, прекрасно втянулись в работу. На первом этапе идет очень плодотворное сотрудничество. А потом мы гораздо больше активов втягиваем в это сотрудничество, а потом еще больше, еще А потом – расчеты резко остановились. Начинаем самым тщательным образом разбираться в этой ситуации. Те, кто готовит такие «кидки», люди очень рисковые. Тот парень, который с нами поступил вот таким образом, очень хороший психолог. Он за такие деньги согласен даже  на то, чтобы ему набили морду, но при этом он прекрасно знает, что убивать его никто не будет. Чтобы вернуть те деньги, нам пришлось хорошо попотеть. То есть это была попытка очень профессионального «кидка».

По-другому эту ситуацию можно обрисовать так. Какой-то человек в регионе хочет активно работать. Но он понимает, что его собственных возможностей недостаточно, чтобы развернуть серьезную бизнес-деятельность. Он находит советников-«профессионалов», которые и разрабатывают для него некоторые комбинации. Он приезжает в Киев и начинает работать с нами. Некоторые влиятельные люди на  областном уровне за него подписывается, мол, да, это серьезный человек и все, что он планирует и предлагает, будет непременно выполнено. Его ресурсов недостаточно, и он тогда втягивает нас всю эту историю. Потом, чтобы мы вытянули свои деньги, он пользуется нашими административными и интеллектуальными возможностями – и все это закручивается. Мы вытягиваем свои деньги, а одновременно раскручивается его личный бизнес… Это интересно. Это даже «кидком» трудно назвать. Это уже бизнес-опреация. Представляешь, мы страдаем от того, что наши активы зависли, включимся, а он в этой сложной ситуации разворачивает бизнес.

- Василий, ты мог бы рассказать о тех драматических событиях, когда жену твоего друга и партнера по бизнесу Олега захватили в заложники?

- Давай попробуем. То были бандиты, которые недооценили наших возможностей. Тогда мы действовали совместно с МВД и СБУ, и на протяжении нескольких часов все было расставлено по своим местам. Это было в одном из областных центров. В то время, когда Олег находился в Киеве, в его квартиру ворвались вооруженные бандиты. Сперва они обыскивали квартиру. Надеялись найти большие деньги. Выгребли там какие-то копейки. Ведь, серьезный бизнесмен деньги в квартире не хранит никогда. Тогда отчима моего друга стали колоть вилкой в лысину и расцарапывать. Требовали, чтобы он сказал, где спрятаны деньги. Дверью зажимали ему пальцы. Тот, бедный, кричал, как только мог. Тогда они захватили жену и ребенка и потребовали: звони мужу, пусть немедленно везет деньги. Жена позвонила. Мой друг, конечно же, был страшно взволнован. Мы сказали похитителям, что привезем деньги. И сразу же с помощь. Наших друзей в правоохранительных органах мы «отработали» по области, и через пару часов мы уже знали, кто затеял и кто руководит всей этой авантюрой. Еще через час этого урода взяли. И пока через час доехали до областного центра, то есть за четыре часа, то село, где бандиты удерживали жену и ребенка, было окружено спецподразделением одной правоохранительной структуры. А «деятель», который решился на это преступление, пребывал в таких обстоятельствах, в которых он очень сильно просил по телефону своих подопочечных, чтобы они, не дай Бог, и пальцем не притронулись к похищенным жене и ребенку, и чтобы они просто вышли и сдались правоохранителям.

Все они получили длительные сроки заключения. И после того случая в той области проблем с бандитами мы больше не имели. В той ситуации мы еще раз убедились в том, что, если, не дай Бог, какая-то нечисть еще раз полезет… Я ему не завидую.

- К тому же, огласка идет и среди бандитов, что вот. Мол, такой-то человек сумел за себя постоять.

- Конечно. Причем, этого же горе-похитителя знающие люди предупреждали – мол, с этими ребятами лучше не связываться. Нет, не послушался.

- Василий, у тебя были когда-нибудь в жизни обстоятельства, когда бы ты не смог вовремя вернуть деньги?

- У меня? Нет, никогда. Знаешь, какой один из главных моих принципов? Он написан в Евангелии: « Не оставайтесь должником никому и ничем, кроме взаимной любви в Господе Иисусе Христе».

Я никогда и ни у кого не одалживал деньги. Я даже, когда куда-то приезжаю и меня, например, приглашают в ресторан, я всегда сам плачу за обед. Не хочу быть обязанным ни за одну рюмку водки. Я свято уверен: если ты обязан, ты попадешь в своеобразную собственность к тому человеку, которому ты обязан. Однажды я пережил таку ситуацию. Это было не с бандитами, не с ментами, а с банком. Была такая возможность –  не возвратить кредит, но при этом попасть в зависимость. Я на это не пошел. И все кредиты в своей жизни я возвратил. Многие изначально брали кредиты для того, чтобы не вернуть. Я вернул все.

Как-то я пережил один напряженный момент, когда нужно было немедленно вернуть кредит, а я… не знал – где взять деньги. Но все сложилось так, что я смог вернуть  кредит вовремя. Но те эмоции. Которые я тогда пережил, мне не хотелось бы, чтобы  они когда-нибудь повторились. После того случая, я престал брать кредиты, перестал у кого бы то ни было одалживать деньги. И больше никогда в своей жизни я ни у кого и ничего не прошу. Так спокойнее спится.
Форма входа
Календарь новостей
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Наши Сайты
Copyright MyCorp © 2017